Моя  семья  в  годы  Великой  Отечественной  войны

    Когда началась Великая Отечественная война, в июне 1941 года,  мои прабабушка и прадедушка были совсем молодыми.  Прадедушке было 18 лет, а прабабушке только что исполнилось 14 лет. Мой прадедушка, Гаврилов Николай Васильевич, сразу же пошел на фронт добровольцем. После распределения он попал в авиационную школу, где проходил обучение на авиатехника, и, закончив ее, был отправлен на фронт. Прадедушка воевал на 1-ом и 2-ом Украинских фронтах. Он, в составе первой эскадрильи 122 истребительного авиаполка, днем и ночью восстанавливал самолеты после боевых вылетов, принимал участие в ночных вылазках на территорию, оккупированную врагом. Со своими однополчанами дедушка участвовал в освобождении Румынии, Польши, Венгрии и Чехословакии. За заслуги и подвиги в Великой Отечественной войне мой прадедушка награжден многими правительственными наградами, орденами и медалями: «За боевые заслуги», «За взятие Вены», «За взятие Будапешта» и др.

                

                      (Награды, полученные прадедушкой во время войны)

Моя прабабушка, Гаврилова Фаина Андреевна, всю войну провела в Ленинграде. Город постоянно бомбили немцы, и об их налетах предупреждали сигналы воздушной тревоги. Всем жителям города приходилось немедленно спускаться в бомбоубежища, которые находились в подвалах домов. Многие погибали прямо на улицах. Когда началась блокада, стало особенно тяжело. Из-за нехватки еды люди слабели, у них уже не было сил прятаться от артобстрелов, поэтому все пережидали налеты в квартирах. Был постоянный голод, нормы хлеба по карточкам постоянно уменьшались. Чтобы получить хлеб, нужно было отстоять в очереди, бывало, что карточки воровали, также люди меняли все ценные вещи на еду.  Хлеб  был, как глина – сырым, его невозможно было есть. Каждую порцию делили на три части: на  утро, день, вечер,  подсушивали его, а потом ели, запивая водой.

Те, кто ходил на работу, получали рабочую карточку, с чуть большим хлебным пайком. Поэтому все,  кто мог, старались  устроиться на работу. Моя прабабушка тоже пошла  работать на завод.  Она была маленького роста и не доставала до станка. Ей приходилось подставлять ящики себе под ноги и таким образом работать. Она вытачивала снаряды для фронта.

Помимо постоянного голода, в зимние месяцы в Ленинграде стояли жуткие морозы. Отопления не было, стекла были выбиты, и их забивали фанерой и завешивали одеялами. В одной из комнат, в квартире, ставили печку-буржуйку и топили ее всем, что было в доме, включая деревянную мебель и книги, на ней же кипятили воду. Весной становилось чуть легче, так как появлялась трава, из нее варили суп, если можно так назвать этот отвар (ели крапиву, лебеду, одуванчики, молодые листья деревьев). Воды тоже в домах не было, и приходилось ходить за питьевой водой на Неву.

Всех погибших и умерших свозили на Пискаревское кладбище и хоронили в братских могилах.

Всю блокаду в Ленинграде работало радио, по которому передавали сообщения о начале и окончании бомбежек, известия с фронта, литературные и музыкальные программы.  В блокаду даже работали некоторые музеи и театры, а также школы и детские сады.

19 января 1943 года блокада была прорвана у Ладожского озера, в районе Шлиссельбурга, что позволило несколько улучшить снабжение продуктами питания, благодаря Дороге жизни, по которой в город стало поступать продовольствие. Полностью Ленинград был освобожден 27 января 1944 года. В городе по этому случаю был проведен торжественный салют.

За различные работы моей прабабушке вручена медаль «За оборону Ленинграда», а также знак «Житель блокадного Ленинграда».

Я восхищаюсь своими прабабушкой и прадедушкой, ведь, несмотря на все тяготы и ужасы войны, они выстояли и победили в ней.

 

Награды прадедушки:

Знак  «Жителю блокадного Ленинграда»    и   медаль  «В честь 60-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады» выданные моей прабабушке Гавриловой Фаине Андреевне:

                                                             

 

1 эскадрилья 122 истребительный авиаполк, Чехословакия, июль 1945 г.

  

Мой прадедушка Гаврилов Николай Васильевич со своими однополчанами

 

Моя прабабушка Гаврилова Фаина Андреевна с сестрой и мамой (все жили и работали в блокадном Ленинграде)

 На заводе во время блокады

Моя семья в войне.

Я хочу рассказать об одной из моих прабабушек, которая во время Второй Мировой войны выступала за СССР. Ее имя Зоя Ивановна. Когда началась война, ей было 17 лет.

В 1942 году мою прабабушку призвали в армию, воевать. После месяца учебной подготовки ее направили в воинскую часть. Эта воинская часть находилась перед линией фронта, в тылу советских воинских частей. Она располагалась в лесу, под прикрытием. Воинская часть являлась аналогом современных войск, защищающих наше воздушное пространство. В ее задачи входило отслеживание движения вражеских самолетов и передача информации об их передвижении в другие воинские части, а в случае пролета самолетов над воинской частью, их ликвидация. Их воинская часть практически не участвовала в военных действиях, подвергалась нападению самолетов только в случае ведения заградительного огня. Заградительный огонь – это одновременный огонь из всех видов зенитных орудий, выстроенных в ряд, снарядами, разрывающимися на разной высоте. При этом перед самолетами образовывалась стена разрывающихся снарядов, что заставляло их менять курс, разрывать боевой строй. В дальнейшем одиночные самолеты были легкой добычей для наших истребителей.

За всю войну часть, где служила моя прабабушка, только один раз подверглась прямому нападению фашистских захватчиков. На них напала группа, осуществлявшая разведывательные действия в тылу наших войск. В результате этого нападения погиб весь взвод, находящийся на дежурстве.

За активное участие в военных действиях и добросовестное исполнение поставленных задач прабабушка была награждена тремя боевыми медалями. После войны она вернулась в родное село, находящееся в республике Чувашия.

Другая моя прабабушка, Вера, находилась в оккупированном городе, под охраной немецких солдат. Они отбирали у советских мирных жителей хлеб и оставшуюся еду, селились в их домах.

Прадедушка Петя был в истребительном батальоне, он должен был ловить фашистских разведчиков, которых посылали в СССР. Потом он отправился учиться в военное училище, чтобы стать лейтенантом. После выпуска прадедушка Петя стал командиром батальона, у него имелось больше 50 пулеметов «Максим». Он воевал в Карелии и в Эстонии. Один раз прадедушка был ранен, но оправился. Победу он праздновал Кенигсберге.

Дедушка Ваня не воевал по состоянию здоровья, был в тылу.

 

На фотографиях изображена прабабушка Зоя.

На первой фотографии она в военной форме, находится справа. На второй фотографии прабабушка слева.

  Моя семья в Великой Отечественной войне.

В результате глобального экономического кризиса к власти в Германии пришла партия национал-социалистов NSDAP («Национал-социалистическая рабочая партия Германии»), развернувшая интенсивную подготовку к реваншу за поражение в Первой мировой войне. Это и были первые шаги к Великому сражению нашего отечества.

Шел 1941 год. Мои прабабушка и прадедушка по маминой стороне жили в селе «Прохладное» Оренбургской области. Когда прадедушке – Ягофарову Аубакиру Рахатовичу  исполнилось 19 лет, началась война. Был призван в армию в 1941 году.  В этом же году был отправлен в школу танкистов. Пройдя обучение в течении  2-3 месяцев получил звание Старший Лейтенант, затем был отправлен на фронт. Не известно, где он находился в эти года, но путь лежал к Берлину. Прадед дошел до Кенигсберга и в 1945 году, почти ворвался в Берлин, но был тяжело ранен, затем отправлен в госпиталь. После реабилитации вернулся с фронта. За все свои заслуги прадед был награжден 2 орденами Боевого Красного Знамени,  орденом Отечественной войны и медалями за отвагу и мужество. Прабабушка – Ягофарова Зоя Андреевна осталась в селе, они тогда  еще не были знакомы. Все это время она и ее односельчане голодали, можно сказать, что находились в такой же блокаде, как и Ленинградцы. Ходили за водой на ближайшее озеро, в домах было очень холодно.  Другие прабабушка и прадедушка –  Гинц Элеонора Августовна и Гинц Николай Оттович по маминой стороне были репрессированы в трудовой лагерь под Челябинском.

Прабабушка и прадедушка по папиной стороне – Николай Бутаков Николаевич и Бутакова Таисия Владимировна жили в Усть-Каменогорске. В 1941 году дедушке было 16 лет. Когда ему исполнилось 18, был отправлен на обучение в армию. Выучился на старшину, но на фронт так и не был отправлен. Находился в резерве. В 1941 году прабабушке, как и дедушке, было 16. Всю войну она работала в тылу. Работающие собирали рожь и пшеницу, мололи зерна, пекли хлеб. Помогали работникам армии, и работающим на заводах. После войны прабабушке были вручены три медали с портретом Сталина за доблестный труд. Другая прабабушка по папиной стороне –Раиса Васильевна Волненко жила в Актюбинске. Ей было 16 лет, когда началась война. Всю войну она работала медсестрой в больнице. Прадедушке – Волненко Валентину Валентиновичу  в 1941 году тоже было 16 лет, он выучился в Армии на старшину, но всю войну находился в резерве. В 1945 году, в 20 лет был отправлен для укрепления армии в Германию. Служил там 7 лет, после чего был демобилизован в Актюбинск, домой.

                                                                                                                          

Моя семья в Великой Отечественной Войне

Великая Отечественная Война… Как много скрыто в этих словах. Жгучая боль, горькие слезы и страх за своих родных и близких.

Наверное, в России нет ни одной семьи, которой бы не коснулась Великая Отечественная Война, где не помнят свои героев. И моя семья не исключение. Мои прадеды ушли из жизни еще до моего появления и о их судьбе я знаю со слов бабушек. Они прошли через многое – боль, страдание, и разлуку. Но это не сломило их, а только придало сил и терпения. Они уверенно шли к победе, с верой в будущее. И победа осталась за ними. Ведь несмотря на свой тернистый путь, они оставались добрыми, нежными и любящими. Благодаря им, мы живем и радуемся каждому новому дню. И если задуматься,  то все наши проблемы кажутся такой мелочью в сравнении с пережитым нашими прадедами. Жизнь нужно ценить и любить, как это делали предки. Их героизм неповторим и бесценен.

Плечом к плечу с мужчинами ковали победу над врагом и наши женщины. Они мужественно сносили неимоверные тяготы военного времени, они были беспримерными труженицам на заводах, в колхозах, в больницах и школа. Одной из них была моя прабабушка, Прасковья Алексеевна, которая работала при военном госпитале. Спасла ни одну жизнь, вынося с поля боя раненных солдат. За героизм и мужество, проявленные в боях, награждена боевыми орденами и медалями. Она получила их не просто так, а за то, что защищала нашу Родину и не хуже сильного пола.

А так же в нашей семье есть Герой Советского Союза – мой прадед, Маслов Владимир Александрович. Он был воспитанником детского дома. Родина вырастила его, воспитала, дала образование. И когда началась война, отважный летчик, отлично владеющий техникой пилотирования, все свои силы и знания отдал защите Отечества. Имея боевое задание, он никогда не останавливался ни перед какими препятствиями.

В августе 1941 года самолет Маслова был обстрелян вражескими зенитчиками. И все-таки летчик не спасовал, вывел машину по указанному маршруту, и бомбы упали в цель. Когда самолет приземлился на аэродроме, техники насчитали в нем 250 пробоин.

Был и такой случай: во время полета в самолет ударила молния. Летчик приказал штурману и радисту выпрыгнуть из машины и спуститься на парашютах, а сам оставался в самолете. Ударом волны его выбросило из кабины. В воздухе раскрыл парашют, посмотрел вниз и увидел свой самолет, объятый пламенем. К счастью, он удачно приземлился на своей территории.

В 1944 году Владимира Александровича назначили заместителем командира полка. В этой должности ему приходилось не только самому наносить удары по врагу, но и контролировать результаты бомбометания другими экипажами. В перерывах между боями майор Маслов подготовил восемь пилотов, которые в заключительных битвах войны зарекомендовали себя прекрасными воздушными бойцами.

На счету прадеда 280 боевых вылетов. Большинство их них приходится на ночное время. К концу войны он был награжден орденом Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского и Отечественной войны 1 степени, в июне1945 года удостоен звания Героя Советского Союза. После войны Герой продолжал службу в авиации, но спустя несколько лет по состоянию здоровья оставил свое любимое дело.

К сожалению, сейчас их уже нет в живых, но сохранились письма, воспоминания, фотографии и награды. Когда наши дедушки и бабушки, с особым блеском в глазах и грустью в голосе, рассказывают нам о тех днях, показывая потускневшие фотографии прошлых лет, мы ярко представляем себе те события, как будто сами в них участвовали, и проникаемся гордостью за свою страну. Мы никогда не забудем, что они для нас сделали, через что им пришлось пройти, ради того,  чтобы их дети, внуки и правнуки жили в мире.

Моя семья в годы Великой Отечественной Войны.

Из  всех членов моей семьи на Великой Отечественной Войне воевал только дедушка, Николай Алексеевич Шишков. Он родился 22 августа 1926 года в поселке Ягодное Алтайского края. Родители его были крестьянами-бедняками, которые вступили в колхоз  во время коллективизации. Тогда им жилось очень непросто: нечего было ни одеть, ни обуть.

В 30-е годы они очень сильно голодали, в колхозе дох скот, насколько в поселке было слышно по разговорам, свирепствовала сибирская язва, туши коров и быков сбрасывали в ямы, затем обливали керосином или соляркой, и закапывали. А ночью собирались на поселковом скотомогильнике, откапывали падаль, обрубали куски, пропахшие соляркой, и где-то по 18-20 часов варили. Благодаря этому мясу они и выжили.

В деревне о начале войны они узнали по радио.

Дедушка вспоминал, что вскоре после 22 июня 1941 года в поселке началась мобилизация, его отца, которому на тот момент было 50 с лишним лет, не мобилизовали, а взяли старшего брата Филиппа. А уже  в 1943 году, несмотря на возраст, забрали и отца. Мой дедушка в это время работал в колхозе. С питанием у них было по-прежнему плохо, голодно, все выращенное  они отправляли в район, машин не было, поэтому приходилось самим грузить мешки на повозки и везти продукты.

В ноябре 1943 году  дедушка отправился добровольцем на фронт. Его взяли в 128-й запасной стрелковый полк, расположенный в городе Ачинск Красноярского края. Там их в основном обучали тактическим знаниям. Кормили  очень скверно, все были очень истощенные, при этом плохо одеты (ходили в шинелях). Под конец обучения многие новобранцы начали сильно болеть, у большинства из них развился энурез.

В мае 1944 года их погрузили на эшелон. Многие  из них радовались отправке на фронт, ведь это означало, что их зачислили в действующую армию, т.е. должны кормить по первой категории: в пайке должен быть килограмм хлеба, сахар, масло, консервы и прочее. Но, к сожалению, ничего этого не произошло. Потом все же выяснилось, что сопровождающие их офицеры украли целый вагон продуктов. В итоге кормить их стали лучше.

Уже после, их всех посадили в эшелон и повезли по направлению к Белоруссии, где планировалось большое наступление. Привезли их куда-то в район на подступы к Витебску, всех выгрузили и приказали разбить палатки. Там уже начали организовывать взводы и роты, распределять пополнение по частям.

Мой дедушка попал в пулеметчики, причем он был назначен первым номером станкового пулемета «Максим» в роту станковых пулеметов 233-го стрелкового полка  3-го Белорусского фронта.

Вскоре, когда  наши войска перешли в наступление в направлении Витебска,  им удается прорвать немецкие укрепления, но их часть попадает в кольцо, затем  и окружившие их немцы также оказались в окружении. Все это время они стояли в обороне и отбивали контратаки немцев. Самым страшным в первых боях для моего дедушки было именно окружение: «Ты бьешь по врагу, а по тебе стреляют со всех сторон, и непонятно, где свои, а где противник, стрельба ведь идет отовсюду». В итоге им удалось  прорвать окружение и перейти в наступление, вскоре они вошли в Польшу. Там им приходилось  очень много работать: они  копали траншеи во весь рост, потом еще и блиндажи делали, каждый для своего пулемета

Затем армия перешла в наступление, и они направились в Восточную Пруссию, вот там, по его словам, немцы сильно оборонялись, но при этом в небольших городах они в основном сражались на подступах к городу, причем самое интересное, что отступали немцы абсолютно все, и военные, и мирные жители.

И когда наши солдаты вошли в первые населенные пункты, то они увидели идеально построенные дома с красными крыши. По словам дедушки, там было очень красиво. Да и к тому же, в подвалах было очень много продуктов, но есть их им не разрешали , да они и сами боялись, ведь поговаривали , что немцы при отступлении часто и травили некоторые продукты.

В итоге их часть приняла участие в штурме Кенигсберга: они ворвались в город, когда передовые войска взяли штурмом форт. Тут особенно помог сильный артобстрел и бомбежки авиации, поэтому зашли они  в предместья уже свободно, начали брать дома, жителей было мало, в домах засели войска. Почти все дома были превращены в опорные пункты, поэтому брать их было тяжело, но они все равно справились.

Помню, он рассказывал мне, что когда они  заняли все окруженные районы, то им пришлось собирать немцев по группам и отправлять их по штабам. Вскоре после взятия города их начали формировать по эшелонам и  повезли на Дальний Восток.

В день падения Берлина 2 мая 1945 г. их эшелон находился в Москве, тогда они решили отпроситься у командира, для того чтобы  посмотреть город. Вышли они целым взводом, и когда уже подошли ближе к Красной площади ,слышали салют. Тогда била артиллерия и они не сразу поняли, в чем дело, но там какой-то мальчик подбежал к моему дедушке и сказал: «Дяденька военный, Берлин взяли!». По мнению дедушки, тот день был одним из лучших в его жизни.

Дедушка был не единственным, кто испытал все тяготы Великой Отечественной Войны. Моя бабушка, будучи маленькой девочкой, была вывезена из блокадного Ленинграда. К сожалению, это все, что я знаю, потому что она умерла еще до моего рождения.