Семья Васильченко

Моя семья в годы Великой Отечественной Войны.

Из  всех членов моей семьи на Великой Отечественной Войне воевал только дедушка, Николай Алексеевич Шишков. Он родился 22 августа 1926 года в поселке Ягодное Алтайского края. Родители его были крестьянами-бедняками, которые вступили в колхоз  во время коллективизации. Тогда им жилось очень непросто: нечего было ни одеть, ни обуть.

В 30-е годы они очень сильно голодали, в колхозе дох скот, насколько в поселке было слышно по разговорам, свирепствовала сибирская язва, туши коров и быков сбрасывали в ямы, затем обливали керосином или соляркой, и закапывали. А ночью собирались на поселковом скотомогильнике, откапывали падаль, обрубали куски, пропахшие соляркой, и где-то по 18-20 часов варили. Благодаря этому мясу они и выжили.

В деревне о начале войны они узнали по радио.

Дедушка вспоминал, что вскоре после 22 июня 1941 года в поселке началась мобилизация, его отца, которому на тот момент было 50 с лишним лет, не мобилизовали, а взяли старшего брата Филиппа. А уже  в 1943 году, несмотря на возраст, забрали и отца. Мой дедушка в это время работал в колхозе. С питанием у них было по-прежнему плохо, голодно, все выращенное  они отправляли в район, машин не было, поэтому приходилось самим грузить мешки на повозки и везти продукты.

В ноябре 1943 году  дедушка отправился добровольцем на фронт. Его взяли в 128-й запасной стрелковый полк, расположенный в городе Ачинск Красноярского края. Там их в основном обучали тактическим знаниям. Кормили  очень скверно, все были очень истощенные, при этом плохо одеты (ходили в шинелях). Под конец обучения многие новобранцы начали сильно болеть, у большинства из них развился энурез.

В мае 1944 года их погрузили на эшелон. Многие  из них радовались отправке на фронт, ведь это означало, что их зачислили в действующую армию, т.е. должны кормить по первой категории: в пайке должен быть килограмм хлеба, сахар, масло, консервы и прочее. Но, к сожалению, ничего этого не произошло. Потом все же выяснилось, что сопровождающие их офицеры украли целый вагон продуктов. В итоге кормить их стали лучше.

Уже после, их всех посадили в эшелон и повезли по направлению к Белоруссии, где планировалось большое наступление. Привезли их куда-то в район на подступы к Витебску, всех выгрузили и приказали разбить палатки. Там уже начали организовывать взводы и роты, распределять пополнение по частям.

Мой дедушка попал в пулеметчики, причем он был назначен первым номером станкового пулемета «Максим» в роту станковых пулеметов 233-го стрелкового полка  3-го Белорусского фронта.

Вскоре, когда  наши войска перешли в наступление в направлении Витебска,  им удается прорвать немецкие укрепления, но их часть попадает в кольцо, затем  и окружившие их немцы также оказались в окружении. Все это время они стояли в обороне и отбивали контратаки немцев. Самым страшным в первых боях для моего дедушки было именно окружение: «Ты бьешь по врагу, а по тебе стреляют со всех сторон, и непонятно, где свои, а где противник, стрельба ведь идет отовсюду». В итоге им удалось  прорвать окружение и перейти в наступление, вскоре они вошли в Польшу. Там им приходилось  очень много работать: они  копали траншеи во весь рост, потом еще и блиндажи делали, каждый для своего пулемета

Затем армия перешла в наступление, и они направились в Восточную Пруссию, вот там, по его словам, немцы сильно оборонялись, но при этом в небольших городах они в основном сражались на подступах к городу, причем самое интересное, что отступали немцы абсолютно все, и военные, и мирные жители.

И когда наши солдаты вошли в первые населенные пункты, то они увидели идеально построенные дома с красными крыши. По словам дедушки, там было очень красиво. Да и к тому же, в подвалах было очень много продуктов, но есть их им не разрешали , да они и сами боялись, ведь поговаривали , что немцы при отступлении часто и травили некоторые продукты.

В итоге их часть приняла участие в штурме Кенигсберга: они ворвались в город, когда передовые войска взяли штурмом форт. Тут особенно помог сильный артобстрел и бомбежки авиации, поэтому зашли они  в предместья уже свободно, начали брать дома, жителей было мало, в домах засели войска. Почти все дома были превращены в опорные пункты, поэтому брать их было тяжело, но они все равно справились.

Помню, он рассказывал мне, что когда они  заняли все окруженные районы, то им пришлось собирать немцев по группам и отправлять их по штабам. Вскоре после взятия города их начали формировать по эшелонам и  повезли на Дальний Восток.

В день падения Берлина 2 мая 1945 г. их эшелон находился в Москве, тогда они решили отпроситься у командира, для того чтобы  посмотреть город. Вышли они целым взводом, и когда уже подошли ближе к Красной площади ,слышали салют. Тогда била артиллерия и они не сразу поняли, в чем дело, но там какой-то мальчик подбежал к моему дедушке и сказал: «Дяденька военный, Берлин взяли!». По мнению дедушки, тот день был одним из лучших в его жизни.

Дедушка был не единственным, кто испытал все тяготы Великой Отечественной Войны. Моя бабушка, будучи маленькой девочкой, была вывезена из блокадного Ленинграда. К сожалению, это все, что я знаю, потому что она умерла еще до моего рождения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *