Семья Феропонтовых

Моя семья в годы   Великой Отечественной войны.

Наверное нет в нашей стране человека, семью которого не затронула Великая Отечественная Война. Моя семья не исключение. Прабабушки и прадедушки, бабушки и дедушки были и на фронте, и в оккупации, и  в тылу, и в блокадном Ленинграде.

Прадедушка  Кочетков Василий Пудофеевич был призван на фронт в 1943г в возрасте 18 лет. Воевал на Ленинградском фронте в саперных войсках связистом. Другой прадедушка Небогатиков Евгений Алексеевич в 18 лет в 1939г был призван на Финскую войну, где получил первый боевой опыт. Прошел всю Великую Отечественную войну шофером. Был ранен. Дошел до Будапешта, откуда был отправлен  в Китай  воевать с Японией. Так, 9 мая 1945г война для него еще не закончилась, вернулся он в 1946г. Награжден медалями за боевые заслуги, за отвагу.

Как говорили мои мама и бабушка, прадедушки очень неохотно говорили о войне и почти ничего не рассказывали.

Прадедушка по линии папы Ферапонтов Николай воевал на Украинском фронте. Погиб 22 июня 1942 под г.Изюм.

В оккупации оказалась моя прабабушка Кочеткова Мария Александровна.

В июне 1941г поехала в отпуск к родителям в Псковскую область. 22 июня 1941 был выходной и  базарный день в крупных населенных пунктах, тут ее и настигло известие о  войне. Территория быстро была оккупирована немцами. С 1941г по 1944г находилась в оккупации под Великими Луками, где шли ожесточенные бои. Когда немцы начали отступать,  прабабушку вместе с ее родственниками и небольшим скарбом, в том числе была и корова, погрузили в эшелон, и он ушел в Литву. Как рассказывала прабабушка моей маме и бабушке, безумно страшно было, когда начинала стреляла «Катюша».  Когда Советская Армия освободила территории, люди начали возвращаться домой своим ходом.

Другая прабабушка по маме Небогатикова Лидия Васильевна была эвакуирована в маленький городок в Кировской области с педагогическим институтом. Прабабушка вместе с другими студентками работала на лесоповале.

Моя бабушка по папе Ферапонтова Лариса Владимировна на момент начала войны была полуторогодовалым ребенком и вместе с родителями  была эвакуирована с авиационным заводом, где  ее родители работали, в город Казань. По дороге эшелон бомбили, люди стали убегать в лес,  прабабушка чудом уцелела и рассказывала папе, что юбка ее платья вся была посечена  осколками.

В осажденном Ленинграде оказался мой дедушка по папе — Ферапонтов Роберт Николаевич. Он был одиннадцатилетним мальчишкой, когда началась война. Так случилось, что он остался один, без родителей, в блокадном Ленинграде. Он рассказывал папе, что спал где попало, когда наступало холодное время,  бегал с такими же беспризорными мальчишками к Красному селу на поля и, где снаряд упадет, разворотит мерзлую землю доставали мороженую картошку, прямо с землей варили ее и ели. Потом дедушка был эвакуирован из осажденного города за Урал.

Не с самого начала войны, но на передовой был родной брат моего прадедушки Небогатиков Алексей Алексеевич  (1925-2014). Он учился в педагогическом училище в Глазове. В 17 лет его забрали в школу младших командиров, получил звание младшего лейтенанта. По окончании был направлен на 1-ый Белорусский фронт. Когда ехали, поезд разбомбили. Расстреляли всех, кто не успел добежать до леса. В лесу они искали наши части. Несколько раз натыкались на немцев, оружия не было, несли потери, наконец, встретили остатки наших регулярных частей. Их подвели к огромной куче оружия, которое побывало в боях, и сказали: «Выбирайте!». Его с оставшимися ребятами приняли в регулярную армию, и они оказались на передовой. Начались тяжелые бои. Он был командиром пулеметного взвода, а быть на войне командиром взвода значило поднимать простых солдат в бой. Про него была такая история: он очень хотел вступить в партию, но отец его был раскулачен и он боялся, что его не примут. После одного из тяжелых боев, вечером, должно было состояться партийное собрание, на котором рассматривался вопрос о его вступлении в партию, и командир батальона отправил его в баню. Баня на войне —  это палатка  с горячим и холодным баком. Мест не было, и он, ожидая своей очереди, разделся и разложил одежду  на бревнах, предназначенных для дров, и вдруг услышал, что летит мина. Мина упала с перелетом, вторая мина упала с недолетом, он понял, что следующая мина будет его, и упал между бревен. Раздался взрыв. Когда он поднялся, то увидел, что бани нет, а одежда вся иссечена осколками. Он оделся, помог, кому смог, и отправился в часть. Вечером на партийном собрании последовал вопрос о его происхождении (а отец его был раскулачен), но батальонный командир, выйдя впереди него, показал на иссеченную гимнастерку, и вопрос о принятии  в партию решился безоговорочно.

Он прошел длинный боевой путь и, когда уже был капитаном, был комендантом Венгерского городка.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *